Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

Игра Мертвеца (СИ) - Вайнберг Исаак - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Игра Мертвеца

Глава первая. Последняя жизнь

Глава первая. Последняя жизнь

— Толя, мать твою, ты что, уснул там?! Какой уровень? КАКОЙ МОЙ ЧЁРТОВ УРОВЕНЬ?!

— Ой, прости… — раздался излишне спокойный голос из гарнитуры. — Я тут по телефону разговаривал. Заказал новое кресло, а эти козлы всё перепутали — хотели прислать мне кожаное, ты представляешь?

Господи боже, ну почему мне всё время достаются самые тупые экспедиторы?!

— Толя, будь другом, просто скажи мне, какой у меня уровень! — почти умоляющим тоном попросил я. — Слышишь рёв на фоне? Это чёртова Мамалыга. И она очень-очень, блин, злая… У неё двадцать восьмой уровень, а у меня был двадцать третий, кажется, или двадцать шестой, или пятнадцатый — хрен его знает, потому как ты редко тут бываешь, а мне больше не от кого узнать свою стату…

— То есть опять я во всём виноват? — обиделся Толя. Хотя кроме обиды в его голосе слышалось что-то ещё.

— Блин, Толя, ты там жрёшь, что ли?! — возмутился я, уклонившись от упавшего с крыши кирпича (Мамалыга — тварь огромная: когда передвигается, всё вокруг ходуном ходит).

— Вовсе нет! — нагло соврал Толя.

— Я слышу, как ты чавкаешь! Какого… Ай, ладно! Просто скажи мне, какой у меня уровень! Пожалуйста!

— А-а! То есть теперь ты вспомнил про вежливость, да? — Толя шумно отхлебнул чай, или лимонад, или молоко, или зелье бескрайней тупости (что скорее всего). — А знаешь что? Пошёл ты в жопу, Жека! У Мамалыги спроси, какой у тебя уровень! Посмотрим, будешь ли ты с ней разговаривать таким же дерзким тоном! Я отключаюсь! Пока!

И он действительно отключился. Денёк обещает быть охренительно веселым!

Раздался очередной грохочущий рёв, а следом — человеческий вопль, полный боли и ужаса. Через секунду об угол здания, за которым я прятался, с мерзким чавканьем и хрустом шмякнулось искалеченное тело. Оно сползло по стене, оставляя шлейф крови и кишок вперемешку с осколками костей и остатками самоуважения несчастного эльфа. Увидев меня, он — я готов поклясться — покраснел (и я не про кровь, а про стыд, эльфы — гордая раса).

— Какой у тебя уровень? — поинтересовался с неподдельным интересом я.

— Двадцать… двадцать девятый… — прохрипел искалеченный эльф.

— Шансы были? — с надеждой спросил я.

— Никаких… — признался эльф и, издав булькающий звук, испустил дух.

Ладно, Жека, давай не нервничать — давай думать! Убежать не получится: я в тупике, и скрыться незаметно не выйдет — придётся пройти мимо Мамалыги, а она меня точно заметит. А если побегу? Нет… Мамалыга настигнет меня в два счёта — эти твари не очень расторопные, но с такой шириной шага всё равно значительно быстрее меня. Отсидеться тут тоже не выйдет — Мамалыга рано или поздно придёт за эльфом. Мамалыги едой не разбрасываются (хотя разбрасываются, если вспомнить, как она шмякнула эльфа об стену, но потом обязательно поднимают, стряхивают пыль и съедают). Короче, остаётся только вступить в бой… Надо прикинуть, какие у меня шансы… Слова эльфа спишу на трусость — это у него, с его деревянным луком и пятью стрелами, не было никаких шансов, а у меня есть «Простой клинящий автомат» с уроном семьдесят три, два рожка по пятьдесят патронов, без усилений, и одна граната с уроном триста. Сколько у Мамалыги может быть здоровья? Две тысячи? Или пять? Плюс вычет брони — это минус двадцать, да и то если сильно повезет. Короче, если я буду очень метким, то смогу нанести две с половиной тысячи урона, а если стрелять в голову, то это уже пять, да плюс эльф с приятелем наверняка сняли ему половину здоровья. Будем считать, что цифры сходятся. Хотя знать бы, какой вычет я получу за разницу в уровнях, потому как один уровень разницы даёт десять процентов штрафа… Эх, ладно! Ну, Мамалыга, давай устроим эпичную битву, о которой зрители будут говорить следующие десять лет!

Я вскочил на ноги и, подняв на изготовку автомат, вышел из-за угла. Точнее — выкатился, потому что адреналин застелил мне глаза, и я споткнулся о ноги дохлого эльфа.

Мамалыга была ближе, чем я рассчитывал: она высасывала внутренности из ещё одного эльфа в каких-то пяти-шести метрах от меня. Тошнотворная тварь высотой с двухэтажный дом короткими, скрывающимися под бледно-жёлтым брюхом ногами с огромными ступнями, похожими на человеческие, и двумя длинными руками с пятью пальцами. Хрен знает, почему и как я собирался получать удвоение урона за стрельбу в голову, потому что головы у Мамалыг нет: глаза и рот расположены прямо в их брюхе, а на месте башки растёт роскошная длинная шевелюра, выглядящая так, словно её подготовили для рекламы шампуня, — ведь всем известно, что Мамалыги, когда не заняты убийствами и высасыванием внутренностей, часами ухаживают за своими волосами. Волосы — это первое, что оценивают их потенциальные партнёры для спаривания. (Кстати, однажды мне доводилось наблюдать за спариванием Мамалыг, и поверьте: это зрелище выглядит куда ужаснее, чем высасывание внутренностей эльфа через дыру в шее!)

Хорошо, что эта тварь меня не заметила, — всё её внимание занято вкусным эльфом. Я встал с земли, снова поднял свой «Простой клинящий автомат», прицелился Мамалыге в ноги (надо снизить скорость её передвижения — возможно, это даст мне шанс на побег) и нажал на спусковой крючок.

Раздался звонкий щелчок. Автомат заклинило. Странно: с чего бы это «Простой КЛИНЯЩИЙ автомат» заклинило?! Мой драгоценный автомат не только подвёл меня в критический момент, отказавшись стрелять, но и обратил на меня внимание Мамалыги: тварь, услышав предательский щелчок, резко обернулась.

Глаза Мамалыги выкатились из орбит (они всегда выкатываются, когда Мамалыги набирают воздух в лёгкие), пасть открылась, и раздался жуткий протяжный вопль, окативший меня водопадом зловонных слюней, перемешанных с эльфийскими внутренностями.

— Вот бл… — хотел было выругаться я, но меня оборвал удар тока (грёбаный фильтр цензуры: у игры рейтинг "двенадцать плюс").

Мамалыга отбросила тело эльфа, словно тряпичную куклу, и молниеносным движением схватила меня. Автомат полетел в сторону, раздался хруст моих рёбер, глаза выпучились ничуть не хуже, чем у этой твари. Я говорил, что у нас тут будет эпичная битва, о которой будут помнить ещё десятки лет? Ну что ж, простите, я вас обманул…

Мамалыга сдавила меня ещё крепче, а затем оторвала кусок моего туловища вместе с левой рукой и головой. Боль была страшной, но недолгой: красная пелена залила мои глаза в тот момент, когда Мамалыга по кускам запихивала меня в свой гигантский тошнотворный рот…

Мне снились приятные сны: я сижу на троне, вокруг меня ходят прекрасные эльфийки и подносят мне фрукты и напитки. Зал наполнен людьми, чествующими нового Короля Грязных Земель — отважного воина, достигшего пятисотого уровня, — Жеку, — с шикарным логином, который он успел урвать давным-давно, когда игра только набирала обороты: «Круто».

— Эй, Круто, проснись! — раздался знакомый голос, хозяина которого мне в тот же момент захотелось придушить.

Я открыл глаза. Сквозь мутную жидкость, в которой я плавал, я увидел Толю — он стоял перед моим инкубатором и с довольной рожей жевал яблоко.

— С добрым утром, напарник! — Ему приходилось говорить очень громко, чтобы я мог слышать его через толстое стекло. Хотя, будь моя воля, я бы предпочёл его не слышать, а ещё лучше — и не видеть. — Я следил за твоей битвой с Мамалыгой! Смело! Кстати, у тебя был двенадцатый уровень, так что шансов у тебя не было никаких!

Ох, если бы не жидкость, заполнявшая мои лёгкие, я бы высказал ему всё, что думал о его наглой, бесполезной роже!

— Знаешь, судя по всему, у тебя не осталось денег на восстановление, так что, видимо, тебе придётся-таки найти работу, чтобы заработать на следующую попытку. — Он откусил ещё кусок от яблока и выбросил огрызок в урну.

В его голосе слышны нотки искреннего сожаления. Неужели этому придурку нравится быть моим экспедитором? Ни хрена себе! Как же он тогда «направляет», если игрок ему не нравится?