Выбери любимый жанр

Вы читаете книгу


Иванов Иван - Чумная (СИ) Чумная (СИ)

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

Чумная (СИ) - Иванов Иван - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Глава 1

— …в виде лишения свободы на срок один год, наказание считать условным, с лишением водительских прав на полгода. — Закончил судья.

Улыбка невольно стала наползать на лицо, но я одёрнул себя и постарался сохранить уныло-скорбное выражение на физиономии. Хотя в душе всё пело:

«Меня не посадят!»

В уме уже стал прикидывать, где смогу гонять на своем «пепелаце» без прав и что бы не попасться — я без скорости свою жизнь не представлял, и даже в такой момент не мог не думать об этом.

— Что же вы делаете, сволочи, у меня дочь умирает, а этот ублюдок будет ходить в тот же магазин в котором и мы бываем?! — Раздалось сзади.

Я уставился в пол и поморщился — это был отец потерпевшей, худой, с осунувшимся лицом и орлиным носом, на голову ниже меня, в огромных очках-линзах, одетый в видавшую виды рубашку и такие же черные штаны. Работает в каком-то НИИ, физик с зарплатой сорок тысяч — что в общем то меня и спасло — никаких связей и знакомств у него не было, да что там — даже на адвоката у него средств не хватило, пользовался он услугами юриста предоставленного государством, что в общем то тоже нам было на руку.

— Давай Славик, уходим, быстро-быстро. — Потянул меня Серёга к выходу.

Мы вышли из зала, и быстро направились к лестнице, краем глаза я заметил, как очкарик обнимает плачущую жену. Выйдя на улицу, сразу сели в машину друга — новенький серый мерседес. Серёга не стал ждать и заведя машину, резко вывернул со стоянки, чуть не сбив незадачливого прохожего, который ругался нам в след и махал своей клюкой. Посмеялись.

Хорошие у меня друзья — Серёге всё можно с такими родителями, вот и мне немного помог, а так бы сейчас ехал я не на кожаном сиденье баснословно дорогого автомобиля, а в каком ни будь ПАЗике мчался к месту заключения. Или на чем там сейчас заключенных возят?

— Ну ты дал, Слава, как чувствуешь себя? — Наконец спросил Сергей, прикуривая сигарету.

— Нормально, спасибо тебе. — Ответил и поблагодарил я его, в свою очередь раскуривая сигарету.

Как этот горе-папаша еще на меня не набросился, это мне круто повезло — а то еще отбивались бы от него, а мне ни в коем случае нельзя в ближайшие два года залетать, хотя Серёга замнёт скорее всего, но всё-таки.

Я скривился, вспоминая с чего всё началось месяц назад.

Ночной город, час ночи, я гоню на своем «пепелаце» под двести с лишним, где то сзади Серёга глотает пыль, и на дороге откуда то появляется эта горемычная семейка — скрип тормозов, удар, тело десятилетней девочки отлетает куда то в сторону, родители что то кричат и бегут к ней, сзади останавливается мой друг и шлет мне сообщение что бы я ни в коем случае не выходил из машины, и начинает кому то звонить, а я в свою очередь блокирую двери машины и осматриваю повреждение машины — насколько это вообще возможно было тогда из салона. Как потом выяснилось — под замену лобовое, капот, бампер. Серёга шутил, когда мы посмотрели видео с места ДТП:

— Ничего, мы их еще заставим тебе ущерб возместить.

Они переходили пешеходный переход по краю, не вступая на него, камера на соседнем здании зафиксировала, адвокат цинично на это и давил — мол переходили в неположенном месте, а шли бы по центру перехода — глядишь и затормозить бы успел автомобиль. Но вот тяжкие телесные никто не отменял, от девчушки живого места не осталось — ноги-руки сломаны, позвоночник в хлам, открытая черепно-мозговая травма.

Когда выяснилось, что за потерпевших никто не вступится и они обычные обыватели, доживающие свои жизни — я вздохнул спокойно. Но условного срока избежать не получилось, как и лишения прав — это немного расстраивало, но Серёга обещал, что сейчас шумиха в местных СМИ уляжется и:

— Что-нибудь придумаем, не впервой!

Заехали сначала ко мне домой, в невзрачную серую пятиэтажную панельку в спальном районе, в квартире я принял душ, переоделся и выскочил в жаркую июльскую ночь. Запрыгнув в машину друга, сказал:

— Гони в клуб, сегодня гуляем.

Ночь выдалась что надо — девушки, выпивка, танцы до утра. Праздновал конец своих злоключений на широкую ногу, даже с кем-то успели подраться и выдворить противников из заведения. Сознание от выпитого начало проясняться только в салоне такси, я вдруг понял, что с кем-то целуюсь.

Отстранился, убедился, что это девушка — красивая, с маленьким носиком, короткими черными волосами, в блестящей мини-юбке и зеленой майке, через которую проглядывалась вроде бы даже красивая и большая грудь, не меньше третьего размера. Девушка явно была недовольна что я так резко прекратил наши ласки, и я снова притянул её к себе.

Наконец машина остановилась, и водитель недовольно пробурчал:

— Приехали.

Я покопался в кармане, достал пачку из смятых банкнот, выбрал тысячную и протянул таксисту.

— Уже оплачено, выходите. — Выдал насупившийся, полноватый мужик лет сорока.

— Бери, сдачи не надо, на чай. — Весело сказал я, сегодня у меня было просто прекрасное настроение.

— Мне от урода вроде тебя ничего не надо, выметайся, или я помогу. Если бы сразу узнал — хер бы я тебя повез. — Зло бросил водитель.

Ага, это один из этих, наверное, запомнил моё лицо в телевизоре, правдоруб хренов.

— Пошел ты. — Прошипел я себе под нос, выходя из машины и открывая дверь своей спутнице.

Мы взялись за руки, и пошли к входной двери, и тут я заметил, как ко мне стремительной тенью кто-то приближается, оттолкнул девушку к двери, и резко повернувшись вправо ударил прямо в лицо незнакомцу, за ним выскочил еще один — ему я прописал ногой в живот, оба уже лежали на земле. Присмотревшись, узнал старого знакомого — отец сбитой мной девушки, сейчас он лежал на асфальте и пытался прийти в себя, сняв сломанные очки и морщась, из носа шла кровь, рядом лежала длинная арматура. Второго я не узнал — такой же худой, лицо в тусклом свете не рассмотреть, он корчился на асфальте, держась за живот.

— Козёл, решил мстителем заделаться? — Проорал я, ударяя его ногой в живот, и добавляя соседу. — На сука, на!

И тут голове сзади стало горячо, в глазах всё помутнело, я успел резко развернуться, и увидел полноватого водителя с монтировкой в руках, пошатнувшись, принял стойку боксёра и процедил:

— Тварь, со спины бьешь, сволочь.

Водитель не спешил, примериваясь, а я, не выпуская его из виду, одной рукой дотронулся до головы сзади — и точно, всё мокро от крови.

«Сволочи.» — пронеслось в голове.

Не успел я вернуть руку как таксист пошел на меня, я попытался закрыться — но не получилось, прилетел второй удар по голове и ноги подкосились, я провалился во тьму.

Глава 2

Пришел в себя в темноте, все вокруг тряслось, руки и ноги связаны друг с другом за спиной, во рту кляп, дышать тяжело.

Меня начало рвать прямо через нос, часть содержимого желудка возвращалась обратно, я стал задыхаться, машина резко затормозила, послышался громкий щелчок, и тьма резко отступила.

«Я в багажнике.» — пронеслось в сознании.

Кляп резко выдернули, и наконец я смог освободить желудок от содержимого, задышал глубоко и часто, стал говорить:

— Твари, мне в больницу надо, сволочи, развяжите.

— Будешь орать — верну кляп. — Ответил очкарик.

Я снова потерял сознание, успев подумать о том что эти уроды оказались очень заботливыми — очевидно же что везут меня убивать, чего уж беспокоится за то что я задохнусь с кляпом во рту, или просто решили продлить себе удовольствие? Нелюди.

Снова очнулся, когда меня куда-то волокли, ноги уже были развязаны, а руки оставались скованны за спиной, сил вырываться не было, голова болела и кружилась, во всём теле была слабость, все так же немилосердно тошнило, но рвотные позывы были слабыми и не приносили облегчения — желудок был пустой.

— Палыч, нас уволят! — Восклицал шепотом один из тех, кто меня пленил. — И посадят…

— А ты чего больше боишься? — Спокойно сказал второй, голос я узнал сразу — это был отец грёбаной девочки.