Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

Дорогой зверя (СИ) - Тихонов Михаил - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Михаил Тихонов

Бег

Дорогой зверя

Пролог

Долгий путь домой. Виктор Бегунов шел его долгие десять лет. "Палач расы", "Зверь". Не самые лучшие регалии для обычного солдата. Но… Так уж получилось. И не его вина, что смерти без разницы скольких забирать, одного или триллионны.

Б…, окраина. 203..г

Этот домик на окраине разросшегося города бурлящая вокруг жизнь будто обходила стороной. Вокруг возвышались многоэтажки, прокладывались дороги, а старый деревянный домик все также стоял. Он не был пустым, но одного взгляда хватало, чтобы понять, хозяева уже не в состоянии следить за домом. И хотя в палисаднике и дворе было чистенько и опрятно, но местами оторваны доски изгороди, ворота покосились, а на крыше виднелся небольшой провал, прикрытый куском старого листа железа. Дому не хватало мужских рук. Старая хозяйка, разменявшая восьмой десяток, несмотря на все свое старание не могла залатать дыры, все больше и больше появлявшиеся в доме. Во дворе на цепи сидел громадный пес, одним своим видом отпугивающий разных лихих людей, которые бы решились нарушить одиночество Татьяны Петровны. Старая измученная жизнью женщина… Сколько? Уже десять лет она каждый день готовит борщ, наводит порядок и садится ждать у окна. Давно прекращены поиски ее сына. Давно уже все забыли про него. Все, но не она. Она все также ждет и надеется, что однажды ее Витенька придет. Без стука откроет дверь в родительский дом и, обняв сильно постаревшую мать, тихо прошепчет: «Мама, прости, что меня так долго не было».

А потом они сядут обедать, Витя будет нахваливать борщ, заедая его свежевыпеченным хлебом. Из поблекших, когда-то небесного цвета, глаз скатилась слеза. Татьяна Петровна жила лишь одной надеждой. Давно перестали приходить гости. Большинство знакомых давно прописалось на местном кладбище.

Тяжелый вздох разрушил тишину дома. Надо идти покормить Шарика. Все десять лет только он был рядом как память об исчезнувшем сыне. С трудом доковыляла до печи, последнее время болели сильно суставы, а денег у пенсионерки на дорогостоящее лечение просто не было. Хорошо, что газовое отопление сделал еще сын, не приходилось заниматься дровами. Долгие годы Татьяна Петровна выходила из дома лишь в магазин да раз в три года в банк, поменять карту для зачисления пенсии. Достав длинную зажигалку, она зажгла в плите огонь. В трубе сразу загудело, тяга была хорошей. Тихонько передвигаясь по дому, она занялась приготовлением простой каши с картохой для пса, вымахавшего размером с теленка. Так и проходил ее день. Одно и тоже. Десять лет подряд.

Этот день был таким же, как и тысячи до него. Но с утра в душе Татьяны Петровны появилось ожидание чего-то. Должно было произойти что-то необычное.

Она как обычно встала с восходом, занялась повседневными делами. Покормила пса, приготовила свежий борщ. Но не могла найти себе места, ходила по дому, пытаясь навести чистоту в и так чистой, избе. После обеда не выдержала, оделась в лучшее платье, годы провисевшее в шкафу, взяла старомодную сумочку и пошла в сторону ближайшего супермаркета. Того самого, где перед пропажей работал ее сын. Десять лет она обходила его стороной, а вот сегодня решила пойти именно туда. Как будто сердце что-то почуяло. Жители ближайшей трехэтажки, в этот момент находившиеся во дворе, с удивлением смотрели на прошедшую мимо них, будто помолодевшую на десять лет, женщину, считавшуюся помешанной, выходящую из дома только в день пенсии. После чего начали проверять календарь, но нет, до дня пенсии еще три дня. За годы все успели выучить график, да и направлялась Татьяна Петровна в сторону, противоположную обычному направлению. Старожилы помнили, что в том направлении, буквально через квартал, располагался сетевой магазин, где работал ее сын. Хороший парень, отставной военный. Но вот пропал, и все. Никаких следов. По городу ходили слухи, что через месяц в том же городе, куда уехал Виктор, пропал и его лучший друг — Андрей Щепкин. Но все на уровне слухов. Андрей был довольно крупным для небольшого городка бизнесменом, так что его исчезновение связывали с бизнесом. Но еще больше пересудов началось после того, как Татьяна Петровна прошла обратно, неся в руках килограммовый торт.

Михалыч, такой же древний, как и сама Татьяна Петровна, не выдержал и, когда та проходила мимо, спросил:

— Петровна, ты чего эт, гостей, что ли, ждешь?

Та замедлила ненадолго шаг, подняла голову. Михалыч с удивлением увидел, как преобразился взгляд старушки, глаза вновь сияли голубым огнем, как в молодости.

— Сын должен сегодня быть, вот, тортик ему к чаю, — тихо ответила она и пошла к своему дому.

А Михалыч покрутил пальцем у виска и сказал в пустоту:

— Совсем плоха Петровна стала. Десять лет от сына ни слуха, ни духа, а тут на тебе, приедет.

Он тяжело вздохнул, а ведь какая женщина была. Вот только судьба тяжелая. Муж-офицер погиб в начале девяностых на одной из войн, во множестве вспыхнувших тогда на осколках большой империи. Она больше так и не вышла замуж. Растила и воспитывала сына. Сын, отличник, добряк, пошел по стопам отца — сколько она его ждала из боевых командировок, так и не завел семью. Глядишь, сейчас бы нянчила внуков, а приходится доживать свой век в одиночестве. Михалыч кинул взгляд на покосившийся домик. Сколько раз он самолично предлагал сделать хоть небольшой ремонтик, но Петровна всегда отказывалась, говорила сын приедет и все отремонтирует. А Виктора все не было.

Внезапно внимание старика привлекла машина с шашечками такси, остановившаяся в аккурат у ворот дома Татьяны Петровны. Странно, никогда не было никаких гостей у нее, а тут такси. Михалыч встал со скамьи, где грелся на солнце, и собрался дойти до соседки, так, на всякий случай. Мало ли какие люди бывают, а она одна. Конечно, есть пес, Михалыч с содроганием вспомнил «медведя», сидящего на цепи во дворе дома. Но пес, это пес, лучше все-таки присмотреть. Он успел сделать всего пару шагов, когда из остановившейся машины вышли два парня, максимум лет по тридцать, в костюмах военного покроя. Михалыч никогда не жаловался на память, но когда он присмотрелся к лицам парней, то от неожиданности остановился и чуть не сел прямо на землю, протирая глаза. Вдруг галлюцинация. Сильно помолодевшие, но это точно были они, уж Михалыч-то не мог ошибиться, знал обоих как облупленных. К воротам Татьяны Петровны бодрым шагом подходили ее сын и Андрей Щепкин, оба пропавшие больше десяти лет назад.

— Дождалась… — внезапно пропавшим голосом прошептал Евгений Михайлович, бывший когда-то учителем Виктора.

* * *

По городу мчалось такси желтого цвета, в салоне которого сидело двое молодых людей помимо водителя. Оба в одинаковой форме, видимо военные, приехавшие на отдых, но почему-то без погон. Между ними шел еле слышный разговор.

— Андрюх, ты думаешь, стоит вот так, без предупреждения? А вдруг сердце не выдержит? — Бег пребывал в сомнениях.

Десять лет его не было на Земле, но родной город практически не изменился. В окно машины были видны с детства знакомые улицы и дома. Вот старая усадьба купца, построенная еще до революции, в начале двадцатого века. Хороший домик, до сих пор жилой, во дворе видны играющие дети. А вот парк имени Калинина, в простонародье «блядский». В юности часто устраивал здесь посиделки с друзьями. Годы… Как давно все это было, даже не верится, что он родился и вырос в этом маленьком городке, на планете, затерянной в Диком космосе. В памяти Бега мелькали события жизни как на киноленте в старых кинотеатрах, в детстве ходил с отцом, тот договаривался с киномехаником и маленький Витя смотрел фильмы из будки, в которой был установлен проектор. А вот единственный в городе фонтан, здесь он назначал свидания девчонкам.