Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

Сохрани эти чувства (СИ) - Шашлов Никита - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Сохрани эти чувства

Глава 1

Память — это множество моментов из жизни. Каждый хотел бы вернуться в определенный промежуток и сделать все иначе, так ведь? В таком случае мы получили бы возможность исправить свои ошибки, направить течение судьбы в нужное русло и просто обрести счастье.

— Знаешь, мне кажется, что нам нужно расстаться…

— Думаю, ты уже все для себя решила.

— Именно так, просто…

— Что ж, ничего не поделать. Всего доброго.

Юноша равнодушно развернулся и ушел. Девушка с удивлённым лицом провожала его взглядом. Для нее было шоком то, что некогда любивший ее человек так просто принял расставание, пусть она сама и проявила инициативу, вдобавок и не дослушал ее слова.

«И так не получилось… Значит с ней все действительно глухо. Впрочем, она в каждом случае уходила к этому патлатому идиоту. Не знаю, что в нем такого. Хотя, куда мне понимать ещё личные чувства других людей… Стоило бы выкинуть из памяти сохранение с ней».

Зоренфелл Лиркус — шестнадцатилетний раздолбай, получивший неведомым образом возможность обращать время вспять, возвращаться в желаемый момент прошлого. Это необычное явление пробудилось в нем, когда он в детстве сильно-сильно расстроился из-за закончившейся мороженки.

— Мама! Я хочу ещё!

— Хорошего понемногу, — спокойно ответила она. — В следующий раз куплю с новым вкусом.

— Эх… Она была такой вкусной.

— Не расстраивайся, скоро я приготовлю кое-что вкусное и полезное.

— Надеюсь без овощей…

— А как это, без овощей? Ты все равно ничего не заметишь.

— Угу, как же, — выбрасывая в урну упаковку из-под мороженного и с разочарованием на лице, произнес Зоренфелл.

Закрыв глаза, он начал вспоминать её внешний вид, вкус и ощущение удовлетворения от сладкого десерта. Открыв глаза, он порядком удивился…

— Когда я успел вернуться в комнату? — спросил юноша сам у себя.

На столе лежала закрытая мороженка, которую он только что съел.

— Мам, у тебя была вторая?

— Ты о чем, дорогой?

— Об этом, — заходя на кухню с запакованным мороженным в руках, показал он.

— Так я тебе ее только что положила, ты чего?

— Стой, я же ее только что скушал! — отрицал Зоренфелл.

— Прекращай шутить.

— Но я не шучу!

— Может у тебя температура поднялась? — вытирая руки об фартук, проговорила мама и положила руку ему на лоб.

Мальчику не понравился такой жест, и он сделал пару шагов назад и нахмурился хуже тучки.

— Да вроде нет, все в порядке. Не стоит так шутить. И сильно не налегай на сладости, скоро будет готово кое-что вкусное и полезное, проявил немножечко терпения, — с добротой произнесла она.

— Надеюсь без овощей… — ненароком повторил себя парнишка.

— А как это, без овощей? Ты все равно ничего не заметишь, — повторилась и мама.

— Ты же только что об этом говорила.

— Когда это? — непонимающе и с беспокойством посмотрела она на сына. — С тобой точно все в порядке?

— Эм… Да, все хорошо. — с кислым выражением лица кивнул он и пошел обратно в свою комнату.

«Я точно выбрасывал ее! Почему мама ничего не помнит?» — недоумевал юноша.

Сила мороженки! Нет… Сила сохранений! Или мороженки? Ответа Зоренфелл так для себя и не нашел, но его это особо и не волновало. Потребовалось время, чтобы освоиться со своей новой суперспособностью, но поняв принцип действия, он словно открыл для себя золотую жилу…

Мелкие грабежи, подглядывания, подшучивания — ему все удавалось идеально, как могло показаться другим, но на самом деле Зоренфелл обыгрывал каждую новую задачу по несколько раз. Неудачи оборачивались новой попыткой, покуда все не кончалось в лучшем исходе для парня.

В силу своего возраста, Зоренфелл не нашел ничего более умного, чем творить всяческие проказы. Он не мог проиграть ни в каком деле. Если он захочет, то упорно будет повторять все раз за разом, пока не достигнет желаемого. Само упорство удивительно, если закрыть глаза на то, как все есть на самом деле…

Тем не менее, время шло, парень взрослел и интересы его постепенно начали меняться, как и его характер. Переходный возраст давал о себе знать. Ещё вчерашний хулиган, у которого все получается, сегодня абсолютно спокойный, уравновешенный и ленивый, куда же без этого.

Старые забавы перестали угождать Зоренфеллу. Просто надоели, он учится, как и другие, получает знания и, естественно, поражение ему все также не свойственно. Тем не менее, он учился сам, видел в обучении свой смысл, способствующий получению обширной сферы знаний, хотел быть разносторонним.

Захоти Зоренфелл стать лучшим учеником, то с этим и проблем бы не возникло за счёт возвращения в прошлое, но это может вызвать ненужное, лишнее внимание в его сторону, а выделяться он не любил, скорее наблюдать.

Люди стали для парня также частью обучения. Конечно, слежка за кем-то — это очень и очень странно, но в простом наблюдении, как он считал, нет ничего необычного. Каждый имеет интерес к ближнему своему, к друзьям, родственникам и вторым половинкам. Только вот Зоренфелл решил расширить этот спектр для себя до любого человека, даже незнакомого, проходящего мимо по улице. Стоит лишь привлечь его внимание. Такой он человек.

— Ты не мог бы мне помочь с домашкой, Зори?

— С чего это, Доррен? Случилось опять что-то?

— Да я полночи помогал сестрёнке разобраться с геометрией…

— Так вот отчего ты такой потрёпанный, — осмотрел его Зоренфелл.

— Ага… Ну так что?

— Тебе какие предметы?

— Спасибо! География и физика.

Доррен стал первым товарищем Зоренфелла в его новой старшей школе. Простой хозяйственный парень, который постоянно помогает своей младшей сестре. Душа у него безмерная, отчего многие люди к тянутся к Доррену.

Зоренфелл смышлёный парень и проблем с учебой никогда не возникало, поэтому он часто помогал своим товарищам понять ту или иную тему. А как тут можно отказать здоровяку-добряку Доррену?

— Ты в последнее время какой-то потерянный… Что-то случилось?

— Расстался, — дал Зоренфелл краткий и ясный ответ.

— Ого, с чего вдруг?

— Она начала заливать типа мы не пара и все такое…

— Вот те на! А как заливала, что вы неразлучны, — усмехнулся Доррен.

— Невелика, собственно, проблема.

— Ты так просто об этом говоришь…

— Хе, ты же и сам знаешь, что у меня репутация чокнутого бабника.

— Ведь на самом деле все не так.

— Объяснять толпе, что слухи ложные — все равно, что резать воду из-под крана ножницами.

— В смысле?

— Бессмысленно.

— Впрочем, в этом есть толика твоей вины, — прикинул Доррен.

— Я и не отрицаю, но что мне поделать, если у меня не получается найти ту самую? К тому же, инициатором разрыва отношений я был всего раз.

— Всё-таки ты упертый баран.

— Ха-ха, похоже, что так.

— Опа, — раздался звонок на урок, — похоже парадокс мне обеспечен… — шутливо Доррен обозвал свою предстоящую двойку.

— Не теряй момента, пиши быстро, а в конце урока сдашь, но не пались, — подмигнул Зоренфелл.

— Ага, — прошептал он.

Со стопроцентной подготовленностью Зоренфелл не переживал за то, что предстоит изучить, а учителей он настолько достал своими правильными ответами, что его уже попросту не спрашивают. Объясняется такое поведение учителей тем, что юноша не давал шанса другим ученикам получить положительную оценку. Не секрет то, что Зоренфелл делал это для собственной выгоды, ведь он выиграл кучу времени для сна и наблюдений!

Сколько персон прошло сквозь глаза внимательного юноши… Не счесть! С каждым разом он убеждается в уникальности каждого, что и так, в общем-то, понятно. Тем не менее, эта уникальность весьма неоднозначна и встречаются воистину гнилые личности, двуликие и лживые. И это…

— Эй, Зоренфелл, хорош дрыхнуть! — толкнула его слегка учительница. — Ты порядком осмелел, раз вздумал спать на моем уроке!