Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех до ныне находившихся в свете - неизвестный автор - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

ПОВЕСТЬ СЛАВНОГО ГАРГАНТУАСА,

страшнейшего великана из всех

до ныне находившихся в свете

Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех до ныне находившихся в свете - i_001.jpg

Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех до ныне находившихся в свете - i_002.jpg

Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех до ныне находившихся в свете - i_003.jpg

Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех до ныне находившихся в свете - i_004.jpg

Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех до ныне находившихся в свете - i_005.jpg

Глава первая

Какую имел Гаргантуас родню

Великаны, ежегодно на разных народных сходбищах видимые, должны казаться карлами в сравнении страшилищ, здесь описываемых, от коих прежде трепетала вселенная. Вообрази, читатель любезный! куда они простирали свои мысли: они, собрав несколько гор вместе, вознамерились свергнуть с небес богов, и без сомнения успели бы в своем предприятии, если бы Юпитер, раздраженный таким дерзновением, не поразил их своими перунами, и не погасил бы в сердцах их безумной страсти, простирающейся к совершенному обладанию неба и земли.

Бриарей, славного Гаргантуаса отец, которого жизнь в сей повести описывается, был весьма добродетельный Великан. Сей несчастный отец не мог иметь удовольствие видеть любезного сына, которого удивительная величина и великодушные поступки могли бы точно ему от радости смерть причинить. Жена же его, Гаргантина, в то время, как чинил он против богов заговор, той же любовною страстью к сыну своему воспламенилась, и Гаргантуас увидел свет спустя три месяца после того, как отец его оного лишился.

За час до рождения непобедимого Гаргантуаса, матери его великанке Гаргантине привиделось во сне нечто, предвозвещающее рождение чрезвычайной величины сына, во чреве ее уже находящегося; воображение ее столь было поражено страшным ударом, что полагала сей ужасный случай, происшедший от разрушения всего света. «Сие подлинно предъявляет мне, — сказала она, — что сын мой, будучи во гневе, станет испускать из уст своих громовые удары». Голос новорожденного младенца был столько поразителен, что его можно было слышать за пятьдесят верст; а чтоб более в том уверить, то надобно сказать, что он оглушал большую часть из тех, с которыми вспыльчиво говаривал. За таким же сновидением последовало другое, и которое не менее прежнего ее удивляло; в таковом же положении примечталось ей разного рода великое множество диких зверей, соединенных вместе для разорвания великого льва: оное мечтание изображало победу, в дремучем лесу сыном ее одержанную над множеством диких зверей, для пожирания его вместе соединенных, кои все, как можно видеть в продолжении сей повести, были на мелкие части им растерзаны.

Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех до ныне находившихся в свете - i_006.jpg

Глава вторая

О Гаргантуасовом рождении

Гаргантуас все материны мечтания прекратил, ударивши ее ногою в брюхо. Она почувствовала смертельную боль, и тут могла смерть ее постигнуть, если бы не последовало от служащих при ней скорое вспоможение. Оные, находясь по приказанию барыни своей в отдалении, на ужасный ее крик прибежали, и со всевозможным рачением старались ей помочь. Гаргантина без трудности увидела, что время родине приближается; почему повелела привесть славную бабку Бринданашу, которая у всех прочих великанок повивала, и по таким же обстоятельствам была уже и ей довольно известна; между тем, как мучение стало умножаться, то и не уповали о выздоровлении ее; наконец, прекратила она мучения свои рождением столь много ожидаемого младенца. Бабка, войдя на то время в комнату, приняла ребенка и вскричала: «О Боже! какой страшный младенец!». Будучи не в силах его держать, с ним на пол упала. Сие падение столь было страшное, что вывихнула она себе ногу, а бедный младенец, ударившись носом об пол, так сильно стал кричать, что от того в доме все стекла поломались. Бабку один только сыскался великан, могущий ее приподнять; но для бедного младенца, из самых сильнейших четыре великана понадобились.

Для новорожденного младенца принесли весьма хорошо сделанную, в шесть длины и в полторы сажени ширины люльку; оная, оказавшись меньше против надобной меры, сыскали другую, в которую и положили чистенько младенца, не щадя при сем все то, что могло служить к успокоению его. Слух лишь поразнесся, что освободилась счастливо Гаргантина от бремени рождением такого страшного младенца, то великим множеством людей дом наполнился, и всякий величине его дивился. Показанный младенец имел голову величиной в четыре большие сороковые бочки, а бедра в два большие жернова. Он каждого великана ужасал, и вид его не на новородившего, а на сорокалетнего великана походил.

Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех до ныне находившихся в свете - i_007.jpg

Глава третья

О всеобщей радости, Гаргантуасовым рождением причиненной

Зрители были по большей части поколения тех несчастных великанов, которые громом Юпитеровым в прах обращены; между ими находились столько дерзкие, что, не наглядясь на младенца, говорили: «Конечно, сей ребенок со временем за пролитую нашу родительскую кровь верховному богу отмстит»; к чему дерзновенно присовокупили и то, что если по сие время род человеческий был богам подвержен, то, без сомнения, и они царству Гаргантуасову подвергнутся. Они столь о нем много думали, что гром Юпитеров не приводил их в ужас и, колыбель околдовавши несколько раз, всю благовонными травами окурили, благословивши при том младенца с матерью. При сем случае радость была несказанная; в продолжении сего времени позабыли заботы свои и печаль; стали смеяться, песни петь, в ладоши бить и окружили танцами колыбель. Шум чрезвычайный поднялся в комнате, где ребенок тихим сном наслаждался; он как-то нечаянно пробудился и стал кричать. Торжествующий тут народ, ужаснувшись оному крику, подумал, что ветром дом разнесет; находясь же в таком страхе, все разбежались; к несчастию их, пол обломился и все провалились: иной себе голову расшиб, другой ноги переломал, а были и такие, которые под развалинами пропали; число умерших простиралось до шестидесяти человек; в оных находились те великаны, которые с презрением о богах говорили, почему и не упустили случай приписать оное приключившееся несчастие к дерзновению, с которым они пред сим о богах рассуждали.

Гаргантина, находясь поблизости в комнате, услышала вышеописанное неустройство; вдруг встала, побежала со слезами в то место, где ребенок опочивал, и которого, будучи в отчаянии, думала застать совсем погибшим; но какое ж радостное удивление, как узрела его, с покоем в колыбели на воздухе опочивающего. Боги, предвидя, что будет он со временем самым страшным великаном, рассудили над ним сие чудо учинить, и дабы чрез такое действие милосердие и всемогущую власть свою оказать.

Напоследок надобно же было бедного Гаргантуаса в сохранное место прибрать, поелику в таком положении жизнь была в опасности, и к исполнению такого предприятия потребовалось более орудий, нежели можно было их найти в обсерватории. И так чрез великое множество людей перенесли его в приуготовленную комнату, где мать, с несказанным восторгом его посещая, умильно и поминутно сына любезного своего целовала.

Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех до ныне находившихся в свете - i_008.jpg

Глава четвертая

О Гаргантуасовых кормилицах и о кашице, ему ежедневно даваемой

По успокоению всего стали только младенцем заниматься; сначала приставили к нему полдюжины кормилиц, между которыми пять славных великанок находились, а шестая, именем Проглотихина, хотя не так велика, но добротою молока и опрятностью своею всех прочих превосходила: оные ничем более не занимались, как давать по очереди ребенку грудь, соблюдая при сем в очереди порядок такой, какой можно в музыке соблюсти. К похвале их надлежит упомянуть здесь, что со тщанием отправляли препорученную им должность. Наконец, к исходу двух недель Гаргантина, видя, что они не в состоянии более при дитяти быть, приобщила к прежним еще дюжину кормилиц, а чрез три недели после того нашлась принужденной взять еще осмьнадцать; итак, в течение трех месяцев при Гаргантуасе было три дюжины кормилиц, и все между славных великанок выбранные. При таком множестве кормилиц Гаргантуас хотя и всех истощил, однако ж чуть с голоду не умер. Мать его Гаргантина на место оных других к нему приставила, с приложением к тому числу еще одной дюжины; все сие не мешало: ребенок кричит, и никто не может его унять; напоследок решились престрашной кашицей его кормить.