Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

Рождённая пеной морской (СИ) - Мондлихт Натали - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Глава 1

Мария

«Воздух, мне нужен воздух», — бились мысли в голове.

Я пыталась вспомнить, сколько можно продержаться без него, понимая всю глупость таких расчётов в последние минуты жизни. Да, я знала, что уже ничего не поможет: спасателей нет, шторм уносит меня всё дальше, а жжение в лёгких просто невыносимо! Но я всё равно с остервенением боролась со своим организмом за оставшиеся секунды в надежде на чудо.

Его не произошло! Тело просто не слушалось, будто и не моё вовсе, а ноги прошила такая мощная судорога, что, казалось, кто-то выкручивает их и плавит. Беззвучно закричав, в какой-то момент я позволила воде окончательно завладеть всем моим существом. Она заполнила мой рот, нос, уши, а затем и лёгкие, будто прожигая в них огненные росчерки, окончательно убив этим любую надежду.

«Вот и вся твоя недолгая жизнь, Маша», — промелькнула мысль и тут же потонула в губительной темноте моих последних секунд….

За несколько часов до этого

Расплавленный горячий песок прогревал каждую клеточку, а отделяющее от него покрывало служило не слишком большой защитой. Яркие слепящие лучи лизали едва прикрытое тело, быстро покрывая его красивым загаром. Я потянулась, словно сытая кошка. М-м-м, блаженство! Люблю лето.

— Идём уже, я не могу! — ныла Рита.

Жара держалась несвойственно долго для нашего климата, больше месяца. И каждый раз, как мы выходили на пляж, мне приходилось выслушивать жалобы о том, как ей неудобно/горячо/вода холодная/ и ещё много чего, соответствующего моменту.

Нет, Рита не была врединой, просто ко всему, что касалось её здоровья, относилась с опаской. Если не дай Бог на улице шёл грибной дождик, а она оказывалась без зонта, то её начинало трясти и градус беспокойства о возможной простуде взлетал до небес.

И сейчас происходило то же. Я и не рада была, что согласилась на её предложение поехать вместе к морю. Ведь знала же…

— Рит, мы только вышли, давай ещё минут пять, ну пожа-а-алуйста, — подруга одарила меня убийственным взглядом. — А потом поплаваем, что скажешь?

Обиженно поджав губы и всем своим видом показывая, что я — мучитель детей и кошек и всё это в одном её лице, она отрицательно покачала головой и, сказав: «Я иду в номер, а ты как хочешь», демонстративно собрала свои вещи в огромную пляжную сумку.

А собирать было что: влажные салфетки, сухие салфетки, несколько видов полотенец, косынок, кремов, очки от солнца в пол лица и к ним огромная шляпа, две бутылки воды, антисептический спрей и, для полного эффекта, целая аптечка, подобранная специально для походов на пляж, в номере лежала такая же, но намного больших размеров.

Естественно, сборы заняли время. А она ещё и затягивала, умышленно медленно убирая вещи в огромную пляжную сумку и проверяя, чтобы всё легло, как нужно. И между делом на меня был обращён взгляд, явственно говорящий: «У тебя ещё есть время, чтобы одуматься».

Но я была непреклонна. Да и не в том настроении, чтобы это делать. Мне банально было лень уходить из моей личной сказки наяву, о которой мечтала всю зиму. К тому же, надоели постоянные предсказания подруги в стиле: «Срочно намажься кремом, сгоришь», «Ложись только на лежак, а то песок будет во всех местах», «Спрячься под зонтик, ультрафиолет вызывает рак кожи», «Надень кофту, комары закусают», «Вода холодная, не заходи, ногу сведёт», и так далее.

Мы с подругой были знакомы с раннего детства, вместе учились в школе, ВУЗы заканчивали, правда, разные, но в итоге оказались на одном предприятии — самом крупном приборостроительном заводе в округе. Она — временным помощником штатного терапевта (читай, медсестрой), я — помощником инженера-конструктора, категории у меня пока не было.

Конечно, не предел наших мечтаний, но я считаю, что и так хорошо устроились, после окончания ВУЗа особой практики у меня ещё не было. Да и подруга, только год назад окончившая медицинский колледж, усиленно готовилась к поступлению в университет и копила деньги, так что такая не слишком обременительная подработка под крылышком у родной тётки, как раз и выступавшей её непосредственной начальницей, была для неё находкой.

Что могу сказать, профессию Рита подобрала верную. Иногда она в своих замечаниях даже была права, но такая гиперопека уже просто стояла поперёк горла. Потому как, исходя из её убеждений, нужно сидеть в барокамере и не совать из неё носа. Поэтому сегодня был небольшой «бунт на корабле». И я не собиралась уступать подруге, в конце концов, отдых есть отдых.

Не выдержав моего безразличия к её страданиям, она всё же поднялась и ушла в одну из кабинок переодеться, напоследок попеняв: «Ну и ладно! Зато я не сгорю. И в море лезть не советую, там же шторм, волны утянут, а спасателей что-то не видно», и она поторопилась обратно в уютную темноту номера.

Я глянула сначала ей вслед, а потом на задорные белые гребни волн, в которых веселились отдыхающие, визжа от адреналина и счастья, и усмехнулась.

Волны наоборот всегда внушали мне восторг, ещё с тех пор, как я в детстве наведывалась к тётке, живущей практически у самого моря. Это были самые счастливые времена, а самым ярким воспоминанием казались именно волны, когда отец поднимал меня высоко над головой, и звонкие, шумные последние капли с гребня волны попадали на моё лицо.

А когда подросла, то уже сама взлетала на волне высоко вверх, практически ложась на неё, сливаясь с ней, чтобы потом с её помощью вспорхнуть высоко над водной поверхностью. В такие моменты я представляла себя русалкой так чётко, что практически чувствовала длинный хвост, помогающий вознестись ввысь, вместо сложенных солдатиком ног.

Золотые были времена. Но детство ушло, а тётка, которая всегда будет для меня примером женской мудрости и доброты, почила с миром. Теперь в её маленьком уютном домике поселилась лишь грусть, а вместе с ней нелюдимый овдовевший муж, на дух не переносивший любую компанию.

Задвинув печальные мысли в самый дальний уголок сознания, взбодрилась. Сегодня был мой день, и его ничто не сможет испортить. Взгляд снова устремился в далёкие водные пространства. Захотелось веселиться, дурачиться, смеяться, визжать, как и те, кто сейчас уже там. И я послушалась своего порыва, бодро поднявшись на ноги и чуть ли не в пляс двинувшись к кромке, где начинался влажный песок, совершенно запамятовав слова подруги, а зря, лучше бы действительно ушла в этот день вместе с ней…

***

Дин

Я был озадачен. Совершенно случайно оказался у морского побережья. Ну и занесло же меня в эту дыру. Чёрное море я не любил, считая его большим болотом, на побережьях которого было слишком многолюдно, и, соответственно, грязно. А сероводород, теснящий всё живое на поверхность, вызывал у меня чувство омерзения.

Сейчас бы хорошенько стукнуть Сишаю, из-за которой мне пришлось тащиться в такую даль. Угораздило же её захотеть посмотреть на мир. Но лучше уж под моим неусыпным контролем, чем волноваться, что она сбежит и влипнет в неприятности. После смерти родителей у меня осталась только она, моя маленькая и взбалмошная сестрёнка.

И где же это чудо, сколько можно ждать?! Вот уже час прошёл, как эта сумасшедшая уговорила меня отпустить её ближе к берегу и даже приняла человеческую ипостась. Нет, это определённо конец моего терпения и последний пункт назначения в и так затянувшемся путешествии. Пора ей домой, заканчивать обучение!

Разозлившись, я заземлил корабль, связав его с дном невидимыми магическими нитями, и открыл погрузочный отсек. Тем не менее присутствие сестры обнаружить не удалось.

Да что же такое, снова эта несносная девчонка блокировала свой маячок. Давно пора было заняться её воспитанием, как следует, но после гибели родителей я стал ей позволять слишком многое, надеясь приглушить неприятные воспоминания, а после было уже поздно.

Что ж, придётся принять человеческий лик и обследовать побережье. Подобравшись как можно ближе к прибрежной полосе, я прикрыл глаза, ощущая трансформацию. Плыть в таком виде было непривычно, но деваться некуда, в прибрежных зонах по известным причинам не принято плавать с хвостом.