Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

Странные приключения Ингви, короля-демона из Харькова - Исьемини Виктор - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Виктор Исьемини

Странные приключения Ингви, короля-демона из Харькова

Часть 1

ДЕМОН

ГЛАВА 1

…Словно странники в ночи…
В чем был смысл этих встреч —
Я не знаю, хоть убей…
И.Кормильцев

В тронном зале Альхеллы, королевского дворца Альды, горело множество свечей. В центре зала, над тщательно вычерченной пентаграммой, стоял Гельда-колдун, придворный маг последнего короля Альды Манонга III, скончавшегося четыре дня тому назад и не оставившего прямых наследников.

Гельда внешне был спокоен — он знал, что сейчас десятки глаз глядят на него и он должен излучать уверенность и превосходство над простыми смертными, однако лишь усилием воли он подавлял дрожь в руках и учащенное сердцебиение. Волнение Гельды было понятно и простительно — через несколько часов ему предстояло руководить наиболее трудным, ответственным, да, пожалуй, и самым опасным ритуалом за всю его жизнь. Малейшая ошибка — и вырвавшийся на волю демон растерзает всех находящихся в зале, что равносильно погибели Альды. «Впрочем, — подумал Гельда, — тогда мне не будет никакого дела до Альды с ее странным законом престолонаследия, ибо я погибну первым… Но нет, нет… Я должен гнать такие мысли — опасаться нет причин. Я все проделаю верно и сохраню за собой пост придворного мага, а авторитет мой возрастет неимоверно…»

Время от времени Гельда-колдун делал едва заметный жест или ронял тихим голосом приказы, которые тут же с необычайным тщанием исполнялись его учениками, неслышно сновавшими по залу и заканчивавшими приготовления к предстоящему действу. В остальном маг сохранял неподвижность и спокойствие каменной статуи, что должно было помочь справиться с волнением претендентам на престол, нервно переминавшимся с ноги на ногу в углу зала и явно чувствовавшим себя не в своей тарелке. Углы рта мага дрогнули — он почувствовал некоторое удовольствие — эти важные сеньоры боятся и презирают его, но сегодня их жизни в его руках… Тут мысли мага прервались — в зале что-то изменилось, его ученики прекратили движение и замерли в почтительных позах.

— Итак, господа, — в установившейся тишине голос Гельды прозвучал особенно зловеще, — приготовления к церемонии окончены, до назначенного срока осталось два часа и я предлагаю всем покинуть зал и уединиться в покоях этого дворца. Вам надлежит вспомнить свою жизнь до мельчайших подробностей, заглянуть в свою душу и спросить себя — достойны ли вы трона Альды, чисты ли помыслами и стремлениями. Ежели два часа спустя кто-либо из вас не явится в тронный зал, сочтя себя недостойным — ему не будет порицания, более того — никто кроме нас не узнает об этом, а мы все поклялись молчать… Итак ступайте — через два часа жду вас здесь, я же остаюсь стеречь пентаграмму и готовиться к ритуалу.

Претенденты на престол двинулись из зала, неуверенно косясь друг на друга. Разумеется, они проведут эти два часа не в покаяниях и молитве, а в непрерывном опасении за свою жизнь и следя друг за другом. Стоит кому-либо из них хотя бы опоздать к началу церемонии и — прощай, трон Альды, а разбираться в причинах опоздания придется при новом короле… Глядя в напряженные спины дворян Гельда-колдун снова позволил себе слегка улыбнуться…

…А теперь я не верю,
что это был я…
Крематорий

…Наконец-то я добрался домой и смогу как следует насладиться своим сокровищем… Самое главное в этом деле не спешить, а делать все медленно, смакуя каждую минуту. Я думаю, это чувство удовольствия от правильно исполняемого дела знакомо каждому коллекционеру — придя домой с добычей уединиться, отгородиться непроницаемой стеной от всего мира и достав свою коллекцию, пополнять ее, попутно просматривая всю… Тем более, что я еще не совсем потерял чувство легкого опьянения, оставшееся «после литры выпитой» с коллегами в конторе после работы. Небольшой такой забег в ширину. Вот за это я и люблю свою профессию (а тружусь я инженером в проектной конторе) — за эти посиделки после работы в приятной компании. Вот и в этот вечер все было как обычно — уютно, тихо, камерно — посидели, закусили, поругали прощелыг-начальников с их вечными гешефтами за спиной коллектива, Сергеич пересказал содержание недавно виденного фильма, попутно поругали американский кинематограф с его вечными одинаковыми сюжетами, я подкинул пару анекдотов («…а кстати, на эту тему…»). Однако в этот вечер я сидел как на иголках — мне не терпелось уединиться с моим последним приобретением — небольшим, карманного формата томиком весьма потрепанного вида 1893 года издания, озаглавленного «Доступно изложенные экзерциции магических действ тайного братства Леолланнов». Полагаю, необходимо пояснить, что коллекция моя необычна и пожалуй, не имеет аналогов — я собираю магические заклинания. Да, я прекрасно знаю, что колдовство, как правило, не действует, однако меня уже давно влечет эта захватывающая, интригующая сторона человеческого бытия. Начав интересоваться этим в детстве, я перерыл сотни книг и убедился, что магия существовала (или, во всяком случае, описывалась) всегда. Не может быть, чтобы такая обширная литература возникла на пустом месте — скорее я готов предположить, что заклинания когда-то действовали, но затем произошло нечто, лишившее их силы, причем лишившее не сразу, а постепенно — я обратил внимание, что практикуемые магами заклинания, вначале простые, позже становились все более и более громоздкими и длинными, словно их авторы старались закрепить, сохранить нечто постоянно ускользавшее, становившееся все более эфемерным, трудноуловимым и трудноуправляемым. И еще одно — я помню, мне было года четыре, когда я в первый, да, пожалуй и в последний раз в своей жизни столкнулся с практическим действием магии слов. Дело было так: я, четырехлетний малыш, сидя в своей комнате играл с пятикопеечной монетой — подбрасывал и ловил, вдруг денежка проскользнув между пальцев, упала на пол и, пару раз подпрыгнув, закатилась под диван. Достать ее я не смог и тогда попробовал произнести слова, которые услышал от своего дворового приятеля (я уж и не помню, как его звали). Этим словам его научила бабушка и они должны были помогать найти потерянную вещь. В детстве такому всегда веришь легко и совершенно не задумываясь. Итак, я протянул свой пухленький пальчик к дивану, под который закатилась монета и старательно произнес: «Котли, потри, гере — найдись моя потеря». Разумеется, только первая часть и была заклинанием, а русская рифма служила ее автору для того, чтобы облегчить запоминание и идентификацию, но как бы то ни было — мой пятачок выкатился из-под дивана с характерным гулом, позвякивая закрутился волчком и лег у моих ног. Я уверен, что это не обман памяти, не выдумка — я отчетливо помню звон монеты и теплую волну, как бы обтекающую мой вытянутый палец…

Я не придал этому событию особого значения, ведь я был еще ребенком, верящим в сказки. Но этот случай положил начало моему хобби, моей коллекции. После я много раз пытался произносить заклинания, иногда мне казалось даже, что я ощущаю что-то такое, но никогда мне не удавалось получить настолько адекватный эффект…

Тем не менее… Тот давний случай положил начало моему хобби. Скажете — странно? И я — странный? Что ж — я ведь живу в Харькове… Странный город, населенный странными людьми. Возможно где-нибудь в другом месте я бы выделялся, но здесь… Пройдитесь по Сумской, спуститесь в метро, приглядитесь к лицам прохожих. Приглядитесь к ним! И после этого я — странный? Ха! Я самый обычный и заурядный… харьковчанин.

Итак сегодня я под каким-то предлогом смылся с наших еженедельных посиделок и придя домой поскорее уселся за свой стол. Не спеша, предвкушая предстоящее удовольствие, я положил перед собой «Экзерциции», свою коллекцию (моя «коллекция» — это довольно потрепанный блокнот в черном переплете) и шариковую ручку. Затем включил настольную лампу и приступил к чтению.