Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

Влюбленный упрямец - Рей Энджи - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Энджи Рей

Влюбленный упрямец

Глава 1

Гарек Вишневски в жизни не видел более безвкусного и уродливого ожерелья. Рубины и изумруды были вправлены в блестящую золотую конструкцию, украшенную множеством завитушек, листиков и кружочков. Никакого понятия о красоте или элегантности. Зато дорого. Очень дорого.

– Какое совершенство! – сказал он блондинке, стоявшей за прилавком. – Я возьму его.

– Отличный выбор, – похвалила блондинка. – У вас исключительный вкус, мистер Вишневски.

– Благодарю.

Молодая женщина вроде бы не заметила его иронии. Положив ожерелье в обтянутый полосатым атласом футляр, она пошла по залу к кассе. Закончив расчеты, она протянула ему футляр с ожерельем и свою визитную карточку.

– Мой домашний телефон на обороте. Если захотите услышать частное мнение о нашем... предмете, пожалуйста, позвоните мне.

– В этом нет необходимости, – прорычал он, засовывая в карман футляр, и бросил ее визитку на прилавок.

Он шагнул к выходу и столкнулся с другим покупателем, который принес в магазин волну морозного ветра. Уставившись на Гарека, маленький и толстый человечек застыл в дверях, шмыгая носом.

– Эхе, а я вас знаю! – Мужчина со лбом неандертальца подмигнул Гареку. – Я видел вашу фотографию в "Чикаго трэмпитер". Правильно? Хе-хе-хе...

– Разрешите, – ледяным тоном произнес Гарек. – Вы блокировали дверь.

Человечек быстро шагнул в сторону. Гарек вышел из магазина. Дверь за ним с шумом захлопнулась. Да, ветер холодный. Дождь со снегом падал на лицо и руки. Он рывком достал перчатки и замотал шарфом подбородок. Раздосадованный Гарек проклинал себя за то, что согласился поговорить с проклятой репортершей.

Он нарушил свое обычное правило – никаких интервью. Та особа заверила его, что посвятит статью тому, как бизнесмены вносят вклад в возрождение города, создавая новые рабочие места. Если бы он знал ее истинные намерения, то немедленно выставил бы из кабинета. Стоило ему на мгновение ослабить оборону, и жизнь превратилась в ад. Сначала Гарек воспринимал эту историю с юмором. Ну, похабные шутки мужчин. Ну, заинтересованные взгляды жен-шин. Но потом пошли письма. Мешки писем. В офис начали приходить женщины. И в квартиру тоже. И в ресторан, где он обедал...

Гарек перешагнул через лужу. Вчера вечером в ресторане его терпение лопнуло. Сделка с перспективным клиентом была почти завершена. И в такой момент сопровождавшая Гарека певичка Лилли Лейд затянула очередной шлягер. Хотя, казалось, ее больше увлекает стриптиз, а не пение. Обедавшие матроны с ужасом смотрели на представление. Ему пришлось силой вывести Лилли из ресторана.

К несчастью, на улице она обвила его шею и впилась в губы. Он буквально оторвал Лилли от себя. Но с опозданием. Фотограф из ежедневной газеты несколько раз щелкнул его.

Положение больше не казалось Гареку забавным. С него хватит... Он сгорбился и завернул за угол, где его ждал лимузин.

– Уф, – тихо воскликнула женщина, на полной скорости налетев на него. Покупки, которые она несла, упали на тротуар. Она тоже шлепнулась в снег.

– С вами все в порядке? – Он склонился над ней.

– Да, все нормально, – кивнула она, хотя голубые глаза, окаймленные черными ресницами, смотрели на него ошеломленно.

Гарек загляделся на ее рот. Верхняя губа – длинная и абсолютно прямая, без намека на изгиб. Нижняя – чуть короче и полнее. Эффект получался насмешливо-чувственный.

– Простите.

– Нет, это моя вина. – Он наклонился ниже, чтобы лучше слышать ее. – Я не смотрел, куда иду.

– Да нет, это я бежала, надеясь успеть на трамвай.

Легко опершись на протянутую им руку, женщина встала и подняла упавшую коробку. Из-под смятой крышки виднелся бирюзовый шарф. Она засунула коробку в сумку.

– Вы уверены, что с вами все в порядке?

– Да, конечно. – Она печально улыбнулась. Зубы показались ему очень белыми, учитывая золотистый оттенок ее кожи. На щеках появились ямочки. – По-моему, мои покупки пострадали больше.

– Позвольте, я помогу вам. – Гарек подобрал несколько маленьких коробочек. Но его интересовала только женщина. Она вроде бы его не узнала. Наверное, не читает газет. Он не мог оценить ее фигуру, потому что она куталась в просторную, на несколько размеров больше, чем надо, потертую шубу. Рост, наверное, около ста шестидесяти сантиметров.

Женщина заспешила за баскетбольным мячом, катившимся к обочине. Гарек заметил журнал, страницы которого листал ветер.

– Это ваш? – спросил он, собираясь поднять его.

Она оглянулась и кивнула, еще не догнав мяч. Гарек подхватил журнал, и у него отвисла челюсть. С обложки на него смотрело его собственное лицо. Втиснув журнал в сумку, он подошел к незнакомке и отдал ей сумку.

– Вот, – бросил он. – В следующий раз смотрите, куда идете. – Гарек сделал шаг и угодил прямо в лужу. Ледяная вода залилась в ботинки. Беззвучно ругаясь, он пошел к лимузину и влез в него.

– Хардип, домой.

– Да, сэр, – ответил шофер.

Машина покатила по улице. Гарек глядел в окно. Женщина все еще стояла на обочине, сжимала свои покупки и смотрела на лимузин. На лице у нее застыло недоумение.

Злость переполняла его. Если бы не журнал, он бы поверил, что она случайно налетела на него. Он даже собирался предложить подвезти ее домой.

Гарек сидел в мрачном молчании, пока шофер не остановил лимузин перед зданием, где были его апартаменты. Выходя из машины, он поднес руку к карману и понял – что-то не так.

Исчезло ожерелье с изумрудами и рубинами.

* * *

Замерзшая, мокрая и усталая Элли вошла в квартиру, бросила покупки на кухонный стол и с облегчением вздохнула.

– Привет, Мартина. – (Ее кузина не отрывала взгляда от большой кастрюли, стоявшей на плите.) – Ты сдала экзамен?

– Да. Все оказалось легче, чем я ожидала. – Мартина вынула из кастрюли приготовленные на пару тамали[1] и поставила на стол. Потом оглянулась. – Малышка, что с тобой случилось?

Элли покачала головой, сбросила шубу и мокрые перчатки и протянула руки к старинной, но благословенно теплой плите.

– Долгая история. Достаточно сказать, что я налетела на мистера Грубияна и пропустила свой трамвай. – Она принюхивалась. – Тамали жутко как вкусно пахнут. Можно я возьму один?

– Ну... только один. Это для завтрашних гостей. А кто такой мистер Грубиян?

– Никто. – Элли пожала плечами. Судя по тонким кожаным перчаткам и дорогому лимузину, он, очевидно, богат и испорчен. Он вдруг решил, что она не стоит времени и усилий и не надо быть с ней вежливым. Опустившись в кресло, она откусила тамали.

– Ммм, Мартина, это фантастика! Лучше, чем делает твой отец. Тебе бы надо этим торговать. Ты бы сделала состояние.

– Мне нравится готовить... но не в таких количествах. – Мартина быстро разложила тамали на стеклянном блюде. – Как сегодня в галерее шел бизнес?

– Неплохо. Подходило много людей. Я договорилась с одной парой об уборке дома. И продала скульптуру. – Элли осторожно отломила кусочек тамали и наблюдала, как поднимается в воздух тоненькая струйка пара. – Покупательница сказала, что скульптура напоминает о чувстве, какое у нее появилось, когда она первый раз влюбилась. Но когда я назвала цену, она призналась, что не может позволить себе такую вещь, и попросила сделать скидку. Я согласилась на очень небольшую. А у нее оказалось совсем мало денег, половина цены, и...

– И ты отдала скульптуру фактически даром. – Мартина покачала головой. – Ты не умеешь выторговать даже цент. Эрнандес без гена торговли – это неестественно.

– Я постепенно исправляюсь. – Элли состроила гримаску.

– Да, конечно. По-моему, ты говорила, что мистеру Фогелю придется закрыть галерею, если она не начнет приносить доход.

Элли закусила губу. Да, это чистая правда. Пугающая. Последние три месяца галерея не оправдывала себя. Если в самое ближайшее время она что-нибудь не придумает, мистер Фогель свернет бизнес. Что будет с Томом, Бертрайс и другими художниками, которые выставляют в галерее свои работы? Что будет с ней самой? Элли любила свое дело.

вернуться

1

Мексиканское блюдо из толченой кукурузы, мяса и красного перца. – Прим. перев.