Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

Мечты о счастье - Райс Патриция - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Патриция Райс

Мечты о счастье

Глава 1

«Лично я счастлив что учился в обычной школе!»

– Пришли принудительно получить по счетам? – спросил приятный женский голос, заставив Акселя вздрогнуть от неожиданности. – Деньги в кассе под прилавком, но учтите, вы отнимаете их у детей.

Магазин подарков был настолько сумрачным, что пришлось подождать, пока зрение приспособится. Колокольчик над дверью наконец умолк, позволив расслышать приглушенную арию из «Человека из Ламанчи», как раз достигшую своего крещендо:

...Все о несбыточном мечтать, с несокрушимым все сражаться...

Против воли заинтригованный, Аксель на минуту вообразил себя не в лавке, куда можно запросто шагнуть из солнечного дня Каролины, а в каком-то потустороннем мире.

– А если я оставлю в кассе всю мелочь? – спросил он, высматривая владелицу приятного голоса.

Прилавок служил одновременно и витриной, которая протянулась вдоль всей задней стены и была до отказа забита разной мелочью, нередко до того замысловатой, что оставалось только гадать, какое она может иметь назначение. Осмотр сильно осложнялся толстым слоем пыли и многочисленными отпечатками липких детских пальцев. Аксель дунул наугад над тем, что счел наклейкой на бампер машины. Взгляду открылось: «Молодец, парень, а теперь вычисти одежду!»

– Как раз мелочь можете забрать, – возразил голос. – Особенно канадские пенсы и жетоны из «Макдоналдса».

– Мисс Элайсем? – рассеянно осведомился Аксель, зачарованный видом хрустального шара для гадания (или так казалось сквозь пыль).

Он дунул снова, сильнее.

На полках «Лавки древностей» красовались гномы, драконы, хрусталь, новенькие колоды карт – в таком изобилии, что грозили в любой момент хлынуть через край. Помимо этого, лежали гроздья бус, амулетов и ожерелий. У Акселя разбежались глаза, и он сосредоточился на шаре для гадания, заодно высматривая под прилавком владелицу магазина.

– Вы еще не ушли? – окликнула она вместо ответа. – Я сейчас! Сюда и забраться не просто, не то что выбраться.

Аксель заметил нечто похожее на бинокль на треноге, старательно обтер его платком, навел на грязное окно и склонился к объективу. Вместо увеличенной уличной сцены перед глазами заискрился вихрь красок с явным уклоном в синие и зеленые тона.

– Калейдоскоп! – вырвалось у него. – Я думал, их уже не делают. Сто лет ни одного не видел.

Аксель явился в магазинчик с конкретной целью, но стоило ему заглянуть в глаза цвета моря, как все вылетело из головы. Казалось, он все еще смотрит в калейдоскоп. В этом взгляде было нечто доверительное, почти интимное – глубина, свойственная лишь взгляду давнего и близкого друга.

Сам того не замечая, Аксель сделал шаг назад. Прежде он ни минуты не сомневался, что утонуть в глазах невозможно, что это одна из тех глупостей, выдумать которые может только неисправимый романтик. Наверное, в самом воздухе магазинчика была какая-нибудь дурманящая примесь.

– Позвольте, я угадаю ваш знак зодиака, – услышал он. – Дева, ведь так? Надеюсь, вы явились не со звезд и не строите коварные планы прибрать к рукам мой магазин.

Он так и держал в руке пыльный платок. Заметив это, молодая женщина улыбнулась и отбросила за спину не менее пыльную ветошь.

– Терпеть не могу протирать этот хлам! У Клео были наполеоновские планы и ни малейшего понятия о том, чего стоит их осуществить.

Это вернуло Акселя с небес на землю. Уже стоя на ней обеими ногами, он пару раз мигнул, чтобы удостовериться, что видение по ту сторону прилавка не растворится в воздухе. Словно нарочно для того, чтобы оттенить удивительную бирюзу глаз, природа наделила ее копной темно-рыжих завитков, в которых – нет, в самом деле! – проскальзывал пурпурный оттенок. К Акселю в бар порой заходили привлекательные женщины, но ни одна из них не годилась этой и в подметки.

– Мисс Элайсем? – тупо повторил он.

– Да, это я, – приветливо ответила молодая женщина и тряхнула рыжими завитками в энергичном кивке. – А вы?

– Аксель Хоулм.

Он бездумно перетасовал рассыпанную по прилавку колоду карт. Одна выскользнула и упала, открыв фигуру ухмыляющегося шута.

– Надо же, Таро...

– А вот этого не нужно. Я прекрасно обойдусь интуицией. – Она отобрала карты, выровняла и положила поверх стопки нераспечатанных колод. – Вы Дева с сильным уклоном к Водолею. Хуже не придумаешь! Полагаю, вы сводили с ума свою бедную матушку.

Стараясь оставаться невозмутимым, Аксель процитировал из «Откровений Майкла»:

– «Изучая принципы астрологии, я нашел, что она, при всем своем любопытном влиянии на личность, не имеет под собой ни малейшего научного базиса. Рассмотрев ее как единое целое, человек разумный приходит к выводу, что это не просто лженаука, но лженаука поразительно наивная. Если ее преподают в вашей школе, не удивляйтесь, что однажды мэр прикроет эту школу как никчемную. Поверьте, дети выиграют, когда приобщатся к подлинным наукам».

Мисс Элайсем только улыбнулась. Улыбка осветила сумрачный интерьер магазинчика, более того, она привлекла внимание Акселя к губам, неярким, но полным. Он даже вообразил себе, как касается этих губ своими, отстраняется и набрасывается на них уже с жадностью. Такого рода разнузданные видения не посещали его со времен юности. Удивленный и отчасти смущенный, он поспешил отвлечься на окружающее.

Ария успела смениться балладой (судя по акценту, шотландской), солнечный луч из окна добрался до связки каких-то стеклянных призм над головой у владелицы лавки и теперь бесчинствовал, рассыпая во все стороны разноцветные фейерверки.

– Хотите чаю, мистер Хоулм? Что бы ни представляла собой моя сестрица в деловом отношении, она умела выбрать чай, в особенности зеленый китайский. Он очистит вашу потускневшую ауру, и наше общение будет более плодотворным.

– Благодарю, это лишнее. Я здесь, чтобы поговорить о школе. Мэр не чает ее прикрыть.

Вопреки панике Майя улыбнулась все той же благосклонной улыбкой. Ему было лет тридцать пять, этому мужчине, смотревшему на нее с другой стороны прилавка, – то есть на десяток лет больше, чем ей. Судя по безупречно скроенному костюму и дорогому шелковому галстуку, его социальное положение было довольно высоким. Так и хотелось сказать: светский лев. Мужчины скандинавского типа, особенно властные и надменные, оставляли Майю равнодушной. Она решительно предпочитала южан, пылких, безалаберных и артистичных, и это было к лучшему. Можно смело заглянуть в серые глаза «Девы с сильным уклоном к Водолею», не опасаясь, что они будут являться потом во сне.

– «Несбыточная мечта» – не просто школа... во всяком случае, не общественная, – возразила она, снимая электрический чайник с подставки и заливая крутым кипятком сухие листья в любимом заварочном чайнике сестры. – Это частное учебное заведение вне компетенции мэра.

На самом деле «Несбыточная мечта» была воплощением всех ее мечтаний. Увы, с ограниченным сроком действия. Майя с трудом заставила себя разжать пальцы на ручке чайника.

– Я вижу, мисс Элайсем, вы мало имели дело с властями.

– Зовите меня просто Майя, – по привычке предложила она, доставая чайные принадлежности.

На фарфоровых чашечках и блюдцах был изображен изысканный ландшафт, и хотя он нисколько не гармонировал с единственным цветком лотоса на заварочном чайнике, каждый предмет был по-своему дорог, а следовательно, все они превосходно уживались на столе.

– Поверьте, мистер Хоулм, если речь идет о властях, у меня богатый опыт. Слишком богатый.

Зазвонил телефон. Не обращая на него внимания, Майя отнесла поднос с чайными принадлежностями к старомодному мраморному столику в дальнем углу. Шотландская баллада уступила место монашеским песнопениям. Телефон надрывался, сзади доносился размеренный и раздражающий стук падающих в ванну капель. Кран необходимо было исправить, пока воду не отключили за перерасход. Майя сделала мысленную пометку, внеся этот пункт в раздел «срочные дела», сразу после починки дверного замка на задней двери.