Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
оксана2018-11-27
Вообще, я больше люблю новинки литератур
К книге
Professor2018-11-27
Очень понравилась книга. Рекомендую!
К книге
Vera.Li2016-02-21
Миленько и простенько, без всяких интриг
К книге
ст.ст.2018-05-15
 И что это было?
К книге
Наталья222018-11-27
Сюжет захватывающий. Все-таки читать кни
К книге

На озере Кара-Су (путевые заметки) - Филенка Ф - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Филенка Ф

На озере Кара-Су (путевые заметки)

Ф. Филенка

НА ОЗЕРЕ КАРА-СУ

Много раз приглашали меня бакинцы поехать порыбачить на озере Кара-Су. - Вечером сядете на акстафинский поезд и в час ночи будете на станции Гаджиево, а там до озера рукой подать: и полутора километров не будет. Когда пройдете^, пристанционный поселок, берите правее, по столбам связи, они тянутся мимо озера. Скоро увидите в степи одинокий огонек, это светится сигнальное окошко в нашей охотничьей избушке, егерь Семен Иванович гостей к себе ждет. Он каждую ночь к приходу поезда выставляет в окно зажженную лампу, чтобы наш брат-рыбак да охотник не плутал ночью в степи и в прибрежных камышах. А какие там сомы и щуки. Во! - и рассказчик разбрасывал руки в стороны, отмеряя добрых полтора метра. - Много рыбы в Кара-Су, - поддерживал товарища второй собеседник. Бывает, стоишь осенью по колено в воде, караулишь в камышах уток, так рыба об ноги стукается. В ближайшую субботу я и мой спутник после полуночи вышли из поезда на станции Гаджиево. А ночь хороша! Большие яркие звезды усыпали небо. Раскалившаяся за день степь отдавала свое тепло ночи, и едва мы вышли из вагона, как окунулись в эту звездную теплую темноту. Шурша ногами по сухой полыни и чуть не на каждом шагу спотыкаясь о какие-то кочки, мы двинулись на приветливый огонек Семена Ивановича. Когда до избушки оставалось не более полукилометра, до нашего слуха донесся какой-то приглушенный расстоянием гомон, будто в темноте скрывался большой восточный базар, - кипящий, кричащий,, галдящий на разные голоса и звенящий сотнями невидимых труб, струн и барабанов. По мере нашего приближения к избушке шум этот нарастал и делался все отчетливее. Я остановился и, вслушавшись в него, стал различать крики лысух, кряканье уток и мычание выпи. На беззлобный лай двух охотничьих собак, встретивших нас на подходе к избушке, дверь в домик отворилась, и в освещенном квадрате появился приземистый, слегка ссутулившийся мужчина. - Пальма, Трубач, назад! - крикнул он на собак глуховатым, спокойным голосом. - Гости, никак? - Гости, гости! - отозвался я. - Мать, грей-ка чаек! - бросил мужчина в открытую дверь избушки и пропустил нас в помещение. Небольшая избенка предназначалась для всех тех членов охотничьего и рыболовного общества, которые готовы были сменить спокойный отдых по выходным дням в кругу семьи на холод и снежные бураны в степи или на скитания в дождливые дни по камышам и болотам. Здесь можно было обсушиться, обогреться, закусить, а кто приезжал на несколько дней, мог получить кровать с постельными принадлежностями. Два десятка лодок предназначались для охоты и для рыбной ловли. Пока мы знакомились с егерем и его женой Евдокией Ивановной и пили чай, на июньском небе стали меркнуть звезды и восток подернулся светло-серой полосой приближающейся зари. Семен Иванович вывел нас к озеру, дал лодку и шест, с помощью которого мы должны были плыть по узким проходам в высоких и густых камышах. Полна контрастов и неожиданностей природа Азербайджана. Здесь можно десятки километров идти по голой, выжженной солнцем солончаковой степи, а перевалив маленький скалистый хребет, спуститься в долину реки, заросшей буйной субтропической растительностью. Там лозы винограда, сплетаясь с мощными побегами лиан, образуют на деревьяТ покров, под которым даже в самые солнечные дни царит полумрак и густой, влажный от испарений воздух звенит назойливым звоном комариных полчищ. Можно прямо из солончаковой степи, только перешагнув через буйно заросший ежевикой арык,, войти в необъятные просторы хлопковых полей, среди которых островами желтеют посевы тучной поливной пшеницы. Пройдя по иссохшей степи много километров, можно вдруг оказаться в непроходимых зарослях камыша или в лиманах, которые тянутбя на десятки километров. Бросив в лодку пожитки, мы побрели по воде, толкая лодку перед собой. Это было нелегко. Черная, застойная болотная грязь засасывала. Осторожно ступая босыми ногами, я старался не напороться на срезанный камыш, корни которого остались после прочистки проходов в этих дебрях, и на колючие рогатые плоды болотного ореха-чилима, лакомого блюда диких свиней, во множестве населяющих лиманы. Мой спутник, менее опытный в подобных путешествиях, то и дело останавливался; чертыхаясь, он хватался за обступающие нас заросли камыша, поднимал то одну, то другую ногу и вынимал из них колючки чилима. - Вот уж, действительно, чертяка и даже с рогами, - ворчал он. В сероватом предутреннем свете мы долго брели в извивающихся проходах. Со всех сторон нас обступал камыш высотой в два человеческих роста. Ничего не было видно вокруг, только над головой, в узком просвете между вершинами камышей, мерцало сереющее рассветное небо. Основательно утомившись, мы выбрались, наконец, из камышовых зарослей на чистую воду. Впереди расстилалась широкая водная гладь, над которой кое-где возвышались темно-зеленые острова камыша. Мы забрались в лодку и поплыли, осторожно отталкиваясь шестом. А время не ждало. Восток вспыхнул яркой алеющей полоской, только на западе огромным полукругом стоял пепельный сумрак уходящей ночи. Гомон ночных обитателей лиманов стал затихать, зато все громче и громче слышались голоса " певчих птиц. Мы неслышно скользили по водной глади, среди плоских серозеленых листьев белых и желтых кувшинок. Над темно-зеленой пучиной вод склонялись пушистые метёлки тростника. В спокойной воде, как в зеркале, горел багрянцем второй опрокинутый восток. Зарево от него плыло по поверхности воды расплавленным золотом, и казалось, что вся глубина воды также лучезарна, сверкающа и прозрачно бездонна, как небо. Но побежала волна от лодки, и взломанное ею золото зари затопорщилось, сморщилось и исчезло, а под его осколками таилась темно-зеленая вода, в которой ползал cpfcn водорослей огромный серо-зеленый сом, да под нависшими метелками тростника таилась щука. Помня указания егеря, мы облюбовали себе один из островов камыша, причалили к нему и, привязав лодку за пучок стеблей, принялись готовить снасти. У меня были две складные бамбуковые поплавочные удочки, с лесками из жилки, сечением четыре десятых миллиметра, с двумя*крючками. У моего спутника была одна такая удочка. Не особенно доверяя восторженным рассказам о ловле здесь Крупной рыбы, я всё же прихватил несколько тройников и жилку сечением в один миллиметр, намотанную на малую спиннинговую катушку. Не зная, как применить эту снасть на озере, я не стал ее вынимать из рюкзака. Пока мы устраивались, зеркальная поверхность озера ожила. Тысячи всплесков рыбы покрыли ее маленькими и большими кругами. Почти у самой лодки рыба выбрасывалась из воды и, сверкнув в свете зари серебристой или золотистой чешуей, шлепалась в воду. Это был какой-то танец в честь и во славу ясного утра! Первые лучи солнца брызнули на далекую гриву прибрежных камышей, позолотили ее и побежали по воде к нашей лодке. Из голубой дали утреннего неба выплыли стайки маленьких белоснежных чаек. Они плавно взмахивали крыльями, взлетали ввысь, затем комом падали к воде, подхватывали что-то с ее поверхности и вновь взмывали в бирюзовое небо. Налетел первый порыв ветерка. Чуть заметная рябь легла у лодки на воду тончайшим кружевом; по мере удаления ее на открытый плес рябь росла, и на потемневшей воде пропали чудесные отражения раннего утра. Трепетно запрыгали на воде зеленые блинчики-листья кувшинок, и чуткие тростники, проснувшись, закачали опущенными к воде метелками, зашептали, зашуршали листвой, как бы повествуя -друг другу о сказочных видениях, грезившихся им в ночной тиши. - Как хорошо! - тихо воскликнул мой спутник, и этим восклицанием вывел меня из восторженного оцепенения. - Да, прекрасно! Однако мы с вами этак всю зорю потеряем! Я схватился за удочки, которые так и лежали в лодке ненаживленные. Бережно вытащив из бокового карманчика рюкзака большую консервную банку с червями, я наживил крючки одной удочки и, облюбовав под нависшим тростником прекрасное местечко, где вода была спокойна, забросил туда леску. Едва крючки упали в воду, как на том месте вскипел бурун: он был поднят рыбой, бросившейся к наживке. В ту же секунду гусиный поплавок стремительно скользнул по воде и по наклонной линии нырнул в воду. Я не ожидал такой стремительной поклевки, дернул удочку резко, но рывок не получился; удилище согнулось и смягчило силу рывка. Еще одно усилие, и в лодку шлепнулись сразу две рыбы. На одном крючке был сазанчик граммов на двести, на другом билась какая-то белая широкая рыба, напоминающая подлещика. Быстро опустив в воду за борт лодки садок, я посадил туда рыбу и стал торопливо поправлять насадку на крючках. Тем временем мой спутник тоже закинул удочку и сразу же вытащил двух рыб. При новом забросе все повторилось почти в точности, только теперь попались сразу два сазанчика. Они очень упирались и я вынужден был подводить их к лодке по воде. Еще и еще забросы, и - все то же самое. В азарте этой невиданной ловли мы потеряли счет времени, забыли о еде. Я так и не успел размотать вторую удочку, а садки наши почти уже наполнились. Мы начали брать рыбу с выбором, отпуская сазанчиков менее ста пятидесяти граммов в озеро. Наконец, наступил тот момент, которого мы больше всего боялись, - у нас кончились черви. Было девять часов утра. Где взять червей? Их нет на десятки километров в округе. Словно подсмеиваясь над нами, из зарослей тростника выпорхнули две камышовки и, уцепившись тоненькими лапками за стебли тростника, уставились на нас черными бусинками глаз, будто спрашивая: "Ну, как, рыболовы, на бобах остались?" - Была не была, - сказал я. - Давай попробуем ловить на кусочек рыбы. - Но ведь так только хищную рыбу ловят, а здесь сазанчики да плотва, возразил мой спутник. - А что мы теряем? Попробуем! Я быстро разрезал на мелкие кусочки одну из рыбок. - Ловись рыбка большая и... большая! - шутливо сказал я и забросил леску. Рыба тотчас же схватила приманку, и очередной сазанчик забился в лодке. Мы облегченно вздохнули. Наживка была найдена. С тех пор, всякий раз, когда среди рыболовов-любителей я слышу спор о том, на что следует ловить сазана, я вспоминаю то чудесное утро на озере Кара-Су. Поднявшееся солнце стало изрядно припекать. Мы прижались в тень под нависшей гривой камыша, но здесь скопились тысячные полчища комаров, они немилосердно жалили нас не только в оголенные места тела, но и сквозь гимнастерку. Примерно к одиннадцати часам дня интенсивность клева спала. Мы принялись завтракать. В это время за гривкой тростника, скрывающего от нас водный простор озера, послышались голоса рыболовов. - Ну, как у вас дела, товарищ полковник? - кричал кто-то слева. - Ничего, Коля, идут. Уже четырех вытащил. А у тебя как? - Я только двух взял. Поймал бы больше, да один чертяка такой попался, что тройник обломал. Вот и потратил я время на перемену снасти. А у капитана как? - Да не знаю. А ты спроси! - Эге... ге... гей! Товарищ капитан! Как успехи? Минута тишины, и откуда-то из дальнего угла озера по воде донеслось: - Хорошо! Шестого крокодила тащу! В это время мы отчетливо услыхали, как в том месте, где лосил рыбу человек, названный полковником, сильно забурлила вода. - Что, вы еще подцепили? - опять послышалось слева. - Пятого выволок! Хороший крокодил, килограмма на четыре будет! Мы застыли в лодке, держа недоеденные куски хлеба в руках, и удивленно глянули друг на друга. Оказывается, пока мы таскали сазанчиков, люди ловили рыбу, которая ломала тройники! Мы поспешно закончили завтрак, отвязали лодку и, загребая шестом, поплыли к тому месту, где сидели рыболовы. Спущенные за борт садки тормозили движение лодки, но все же мы выбрались из зарослей водяных лилий и, обогнув узкую гриву тростника, подъехали к тому островку камышовых зарослей, где в узкой лодочке сидел военный с погонами полковника. Две его удочки были заброшены, концы их торчали из лодки, а пробковые поплавки, размером чуть ли не в кулак, неподвижно лежали на воде между редкими листьями кувшинок. Третью, легкую удочку рыболов держал в руке. Время от времени он забрасывал ее в озеро и тотчас выдергивал из воды сазанчика или плоскую белую рыбку. Вытащив рыбу, он осторожно снимал ее с крючка и бросал в садок, опущенный в воду углевого борта. Садок был сделан из сети с очень крупными ячеями, и вся рыба, весом примерно менее ста пятидесяти граммов, немедленно уходила в озеро. Однако рыболов смотрел на это с полным спокойствием и, судя по одобряющей улыбке, даже радовался, когда рыбке удавалось вырваться из садка. Когда наша лодка была метрах в двадцати от полковника, один из его огромных поплавков резко дернулся и, рванувшись в сторону, в полузатопленном положении помчался по воде. Бросив легкую удочку на дно лодки, полковник схватил большое удилище, сделал подсечку и потянул добычу к лодке. Не будь катушки, не взял бы сома почти в метр длиной. - Вот это удача! - поздравил я его с добычей. - Это уже шестой, - довольным голосом ответил полковник. - А у вас как? Я с огорчением рассказал ему, что мы здесь впервые, и все утро были заняты ловлей мелочи. Только по их перекличке между собой мы догадались, что здесь сейчас можно поймать и крупную рыбу. - Так чего же медлить? Быстро перестраивайтесь и начинайте ловить крупных сомов, они тут весь день берут!